Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Свидетельство Эл № ФС77-34276 007019
Email: info@bipmir.ru      
 
Яндекс.Погода

РЕКЛАМА

Кто создает напряженность в Южно-Китайском море


По итогам Международной конференции в Москве)

Основной причиной сохраняющейся напряженности и постоянно возникающих конфликтов в Южно-Китайском море остается нынешняя политика Пекина, который в течение уже ряда лет своими действиями ставит под угрозу мир и безопасность в этом районе планеты. Подобные действия следует рассматривать не иначе, как грубое нарушение общепринятых норм международного права. Таков лейтмотив, практически, всех выступлений, которые прозвучали на второй Международной конференции "Безопасность и сотрудничество в Южно-Китайском море: актуальные проблемы и урегулирование конфликтов»".





Конференция, организованная по инициативе Института востоковедения РАН, при содействии других научных и государственных организаций, занимающихся изучением проблем Юго-Восточной Азии, проходила с 17 по 18 июня в московском отеле "Рэдиссон Славянская". В ней приняли участие видные эксперты и ученые из России, США, Бельгии, Италии, других стран ЕС, а также из Австралии, Сингапура, Индии, Японии…



Участники дискуссий подвергли глубокому анализу последние события в районе Южно-Китайского моря с точки зрения современной геополитики. Они обратили особое внимание на появляющиеся угрозы милитаризации данного региона и гонки вооружений в нём из-за нарастающих противоречий между соседними государствами.



Основные противоречия связаны со спорными территориями в бассейне ЮКМ, в частности, вокруг Парасельских островов и архипелага Спратли, на овладение которыми претендуют сразу несколько прибрежных государств – Китай, Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Бруней, Тайвань и др.



Это уже вторая конференция, проводимая в Москве на заданную тему с привлечением столь широкого круга участников – известных специалистов в области азиатских проблем, международного права и международных отношений. Первая прошла в октябре 2013 года и имела широкий резонанс среди профессионального сообщества, а также в правительственных кругах.



Как отметил в интервью нашему журналу один из организаторов конференции – и.о. директора Института востоковедения РАН, зав. Центром ЮВА, Австралии и Океании Дмитрий Мосяков, дискуссия специально велась без участия «заинтересованных стран», т.е. без стран, непосредственно втянутых в конфликт и выступающих порой с прямо противоположных позиций. Свои рекомендации ученые намерены опубликовать и направить для ознакомления в международные организации, призванные отвечать за укрепление мира и безопасности.



Ситуация в районе Южно-Китайского моря, которые еще называют «азиатскими Балканами», остается взрывоопасной. Беспокойство в этой связи выразили и на недавнем саммите G-7 в Баварии. И это несмотря на относительное затишье в последние дни, когда МИД КНР заявил, что прекращает работы по отсыпке грунта на одном из островов Спратли, где Китай намерен построить современную инфраструктуру и взлетно-посадочную полосу. А перед этим дело чуть ли не доходило до вооруженных столкновений - Китай грозился сбивать американские самолеты, совершающие патрульные полеты вблизи указанных островов.



Сейчас очаг напряженности, вроде, погашен (в сентябре председатель КНР Си Цзяньпин прибудет с государственным визитом в США), но участники Московской конференции отмечали, что наступивший в районе ЮКМ политический штиль вполне вписывается в стратегию Пекина «с дальним прицелом». И вообще, его политика в этом плане вот уже несколько лет носит циклический характер.



События текущего года и обострение конфликта, связанные с незаконной отсыпкой грунта, созданием искусственных островов на Спратли, снова выпадают на второй-третий квартал. Так было и в прошлом году, когда Китай, грубо нарушив все статьи международной конвенции по морскому праву 1982 г., вторгся со своими буровыми платформами в зону исключительных экономических интересов Вьетнама у Парасельских островов и начал там разведку полезных ископаемых.



Оставаясь верным принципам международного права и соблюдая принятые ранее на международных форумах нормы поведения на море, Вьетнам приложил все усилия, чтобы данный конфликт не перерос в вооруженную стадию, и был урегулирован мирными средствами. И это в то время, когда Китай направил в зону бурения более сотни военных кораблей и таранил патрульные суда вьетнамской береговой охраны. 



В конце концов, не найдя там ни залежей нефти, ни газа, в июне Пекин свернул все работы и заявил, что намерен решать «спорные вопросы исключительно дипломатическим путем». Понятно, через пару месяцев в столице КНР открывался саммит АПЕК с участием глав всех государств Азиатско-Тихоокеанского региона.



То же самое происходило и в 2013 году, когда Китай в одностороннем порядке объявил огромную акваторию ЮКМ своей собственностью и дал право полиции провинции Хайнань «высаживаться, осматривать и брать под свой контроль иностранные суда, которые незаконно в китайские воды в ЮКМ». После этого заметно участились столкновения между китайскими и филиппинскими патрульными катерами в районе Скарборо, где ведется активный рыбный промысел.



Подобные действия Пекина вызвали негодование и протесты многих стран региона, которые и сегодня ищут защиту у Вашингтона. Объективно такая политика, говорили эксперты, в немалой степени способствовала тому, что Соединенные Штаты изменили свою военную стратегию и заявили о «возвращении в Юго-Восточную Азию».



Весной прошлого года Барак Обама, находясь с визитом в Манила, подписал с президентом Филиппин Бениньо Акино договор о совместной обороне. По договору, Соединенным Штатам разрешено теперь размещать на Филиппинах военные корабли, самолеты-разведчики и палубные истребители моделей F16 и F18. Именно отсюда сейчас взлетают американские разведчики P-8 Poseidon на выполнение задач по патрулированию всего бассейна ЮКМ.



Актуальность Московской конференции представляется несомненной. Она затрагивает важнейшие вопросы современной безопасности и стабильности не только в Южно-Китайском море, но далеко за его пределами. Отсюда столь высокое внимание к итогам ее работы за рубежом.



Так или иначе, события, происходящие в данном районе оказывают существенное влияние на международную обстановку и не способствуют общей задаче – созданию в мире климата доверия и добрососедства, укреплению стабильности и безопасности.



Но вывод, признавали участники конференции, очевиден: несмотря на многочисленные протесты и даже на вердикты Гаагского арбитражного суда, Китай продолжает гнуть свою линию, целенаправленно и последовательно добиваясь своей цели. Время идет, но с каждым годом, так или иначе, Пекин один за другим отрезает еще один лакомый кусок от общего пространства ЮКМ и проглатывает его. У экспертов даже появился новый термит «политика салями». Расчет, видимо, делается на то, что со временем мир привыкнет к этой манере китайской  экспансии и смирится рано или поздно. 



Борис Виноградов,

журнал «Многополярный мир».





Из выступлений участников конференции



Дмитрий Мосяков - и.о. директора Института востоковедения РАН, профессор, д-р исторических наук, заведующий Центром Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании

Угроза региональной безопасности

   Сегодня у многих специалистов, давно исследующих ситуацию в Южно-Китайском море, складывается ощущение, что конфликт в этом регионе изменил привычный характер своего течения. Долгое время он существовал как бы в двух фазах одна – остро-конфликтная, которая относительно быстро сменялась другой, когда острота противостояния отходила на второй план, а на первый выступали вяло текущие переговоры, которые иногда создавали иллюзию, что искомый компромисс вот-вот будет найден.

    Так было после того как все участники конфликта в ЮКМ подписали так называемые правила поведения в Южно-Китайском море, а КНР присоединилась к договору безопасности АСЕАН, когда разрабатывались планы совместного освоения богатств этого моря.

   Но все это в прошлом, сегодня перед нами совершенно другая реальность. В последнее время ритм этого конфликта стал таким, что острые и опасные для дела мира и стабильности ситуации буквально следуют друг за другом сплошной чередой.

   Причем если раньше речь шла о столкновении интересов соседних стран - Китая, Вьетнама, Филиппин, то сегодня основные сообщения идут уже о столкновениях и противостоянии китайских военных против американских и японских сил.

   Из последних сообщений на эту тему можно выделить информацию о том, что американский разведывательный самолет проигнорировал предупреждения китайских военных и несколько раз облетал коралловые рифы, где Китай активно ведет работы по их расширению, для создания основ военно-морской и авиационной инфраструктуры и, в частности современных аэродромов.

   Из последних есть и другое сообщение о том, что японский военный флот готовится начать патрулирование в спорных акваториях Южно-Китайского моря (страитс таймс), совместно с американскими кораблями, причем идти они собираются в 12 мильную зону рифов, которые были созданы и заявлены Китаем в качестве своей территории в районе островов Спратли.

   Такого постоянного напряжения, а главное такого активного участия внерегиональных сил в противостоянии никогда раньше не было.

  Новое качество конфликта в Южно-Китайском море, который явно перерастает свои региональные рамки и превращается в глобальный можно объяснить в первую очередь тем, что существенно изменилась китайская политика и КНР в последние годы стал демонстрировать жесткость и неуступчивость, фактически отказался уважать законные интересы своих соседей и делает все, что окончательно разрушить и без того хрупкое статус-кво.

   Началом этой политики, как мне представляется, стал 2009 г., когда в своем письме в ООН, Пекин официально обозначил пресловутую девятипунктирную линию, с помощью которой он безо всяких правовых оснований огородил больше 2.2 млн. квадратных километров Южно-Китайского моря, то есть почти 80% всей его акватории.

    С этого момента китайские власти шаг за шагом идут к тому, чтобы превратить формальное владение в реальное и установить действенный контроль над всеми этими обширными пространствами. Все разговоры аналитиков, которые мне приходилось слышать в 2009-2010 гг. о том, что такая огромная территория выделена китайскими властями только как предмет будущего торга и, что Китай якобы заранее готовится сделать определенные уступки своим соседям, оказались неверными.

    Пекинские власти демонстрируют, сегодня, что все, что было выделено тогда не просто останется под суверенитетом Китая, а будет им жестко контролироваться и осваиваться. Особенно бесцеремонно такой курс стал проводится в последние годы- в 2013 г. , например, правительство КНР безо всякого согласования с соседними странами ввело новые правила рыболовства в Южно-Китайском море.

    Это нововведение обязывает иностранные суда, которые раньше свободно вели рыбный промысел получать официальное разрешение на пересечение границы и ведение рыболовства в водах, на которые Китай распространяет свою юрисдикцию.

   Больше всего от этого решения пострадали рыбаки Филиппин, Вьетнама, Малайзии, Брунея, а также тайваньские суда, которые традиционно вели там промысел. Теперь они оказались под угрозой, что в случае задержания у них может быть конфискован улов и промысловое оборудование, и они подвергнутся штрафу в размере 83 тысяч долларов – эквивалент 500 тысяч юаней.

   Китайские власти объяснили свое решение интересами открытого и разумного использования рыбных ресурсов и их защиты. Однако с точки зрения всех окружающих государств это была просто отговорка направленная на то, чтобы скрыть истинное намерение - закрыть «чужим рыбакам» доступ в те воды, которые они всегда считали своими и где они исстари ловили рыбу.

    Это одностороннее решение поставило под угрозу выживание тысяч семей рыбаков из соседних с Китаем стран издревле промышлявших в Южно-Китайском море, вызвала непонимание и прямое отрицание властей Филиппин, а правительство Тайваня подчеркнуло, что Тайбэй не признает правил, установленных Пекином.

    Общее возмущение в регионе подогрели США, которые воспользовались возможностью в очередной раз показать, что якобы только они защитники стран ЮВА от неправомерных действий Пекина.

    В Вашингтоне заявили, что рассматривают действия Китая как "провокационный и потенциально опасный акт", и что "Китай не предоставил никакого пояснения или обоснования в рамках международного права на эти обширные морские притязания".

    Однако ни американские заявления, ни резко негативная реакция соседей никак не повлияла на политику КНР. В первый же день 1 января 2014 г. когда введенные новые правила рыболовства в спорных акваториях Южно-Китайского моря начали действовать, Китай демонстративно провел в этой зоне военные учения с участием 14 военных кораблей.

  Следующим шагом в дальнейшей эскалации конфликта стало принятое в начале 2014 года в Пекине решение начать так называемые «исследовательскиеработы на нефть», причем именно в тех районах, которые, если следовать всеми признанной конвенции ООН по морскому праву от 1982 г., должны принадлежать Вьетнаму.

   Опять безо всяких консультаций со своими соседями китайские власти опубликовали сообщение о начале буровых работ на официальном сайте Китайской администрации морской безопасности. Там они, в частности, предупредили, что с 4 мая и до 15 августа 2014 г. китайская буровая установка будет работать недалеко от Парасельских островов. В сообщении китайских властей было также указано, что на время своих исследований они запрещают движение любых судов в радиусе 4,8 километра от места их проведения.

    В ответ вьетнамское правительство потребовало от Китая прекратить бурение нефтяных скважин в Южно-Китайском море. В заявлении МИД СРВ говорилось, что область, где размещена буровая установка, принадлежит исключительной экономической зоне СРВ и его континентального шельфа. В связи с этим, государственная нефтяная компания Вьетнама PetrоVietnam потребовала, чтобы Китай немедленно прекратил все незаконные действия и убрал установку из вьетнамских вод.

    Однако на возражения Вьетнама представитель МИД КНР Хуа Чуньин заявил, что бурение происходит якобы в китайских водах. В связи с этим многие аналитики высказали мнение, что Китай приступает к стратегии постепенного утверждения своих прав на спорные воды Южно-Китайского моря, путемfaitaccompli, то есть, ставя их перед свершившимся фактом, полагая, что его "меньшие" соседи будут не в состоянии противостоять его действиям.

    Такая точка зрения оказалась ошибочной - вьетнамские власти защищая свои законные интересы, заняли жесткую позицию. . Вьетнамские корабли окружили район китайской буровой, вокруг которой стали происходить полномасштабные сражения, когда китайские корабли пытались таранить вьетнамские и те и другиеобменивались мощными залпами из водометов.

    Угроза была в том, что в любой момент водяные пушки могли замолчать, и в ход пошло бы уже настоящее оружие. «Война нервов» продолжалась несколько месяцев и в конце концов, китайские власти убрали свою буровую досрочно, не в августе, а в середине июля 2014 г.

    При этом они так и ничего не добились, никакой нефти не нашли, а только еще больше ухудшили свой имидж в мире. Кроме того отношения с Вьетнамом, где прошли массовые антикитайские демонстрации оказались обостренными до предела, а все китайские соседи увидели, что в любой момент безо всякого согласования с ними Китай может предпринять самые неожиданные шаги.

   После вывода буровой установки, относительное затишье в Южно-Китайском море оказалось недолгим. В Пекине нашли новую тему для давления на своих соседей по региону. Там решили воплотить в жизнь программу территориального расширения островов, так, чтобы на них можно было разместить военные гарнизоны и аэродромы для транспортных и военных самолетов.

     По свидетельству американских наблюдателей"КНР активно строит острова, завозя песок на коралловые рифы. На текущий момент китайцы уже создали около 4 кв. км суши, — заявил в апреле 2015 года командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Гарри Харрис.

    Эксперты отмечают, что строительство островов необходимо КНР для того, чтобы увеличить пространство морских владений, и, что если Пекин построит остров, то он автоматически расширит свою границу на 12 морских миль.

    Анализируя сложившуюся ситуацию нельзя пройти мимо ответа на такой вопрос - Насколько эффективна такая конфронтационная линия Пекина, какие дивиденды собственно получил Китай в результате всех этих обострений. Как ни странно, но позитивных для продвижения интересов КНР моментов найти трудно, а вот отрицательных хоть отбавляй. Это и усилившаяся недоверие и враждебность с соседями по региону и возвращение в регион армии и флота США.

    Вообще явное возрастание роли США в делах ЮВА, повышение уровня и числа контактов стран ЮВА с Вашингтоном напрямую связаны с жесткой позицией Китая. На фоне китайской экспансии соседи КНР активно вооружаются. Так согласно информации аналитической службы издательства «Джейнс» если в недавние годы Ханой выделял на военные ассигнования около трех процентов ВВП, то в ближайшей перспективе они возрастут до 5 процентов.

    Получается, что односторонние действия Китая, ведут к серьезным проблемам, прежде всего для самого Китая. Под лозунгом защиты свободы судоходства американские и японские военные корабли будут и дальше демонстративно нарушать все установленные Китаем в Южно-Китайском море границы и плавать в водах, которые КНР объявила своими, провоцируя Пекин на столкновение, на которое тот вряд ли пойдет.

    Все планы по вытеснению США из региона и создания там зоны мира, стабильности и доверия рушатся на глазах. Ведь после противостояний китайских кораблей с филиппинцами последовалвизит в Манилу президента США Барака Обамы, который в апреле 2014 г. подписал там соглашение о военном сотрудничестве, по которому в страну фактически возвращаются американские войска.

  А ведь их там с начала 90-х годов не было. Все явственней видно и намечающееся охлаждение в отношениях Китая и стран АСЕАН, что только ослабляет позиции КНР и в регионе и в мире.

    Но самое главное последствие такой политики заключается в том, что своими действиями Китай фактически открывает дверь в регионе для Вашингтона, дает ему возможность укрепиться и в Юго-Восточной Азии и в АТР в целом.

    А ведь уменьшение присутствия США в регионе всегда было одной из главных целей китайской политики. Недоверие к Китаю подталкивает соседей искать поддержку у США. А те в рамках политики глобального противостояния с КНР используют это для достижения своих целей - окружения Китая путем формирования особых отношений не только с Филиппинами, но и как они рассчитывают еще и с Вьетнамом и с Мьянмой, Смысл этих альянсов в том, чтобы наравне с Китаем превратиться в ключевого регионального игрока в ЮВА.

    Выход из всего этого негатива видится только в одном - в смене вектора китайской политики, в возвращении к идее сотрудничества со своими соседями, учета их законных интересов, поиск и достижение компромисса на основе международного права и в частности конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

     Да, она не совсем совершенна, но это единственный надежный и легитимный фундамент для достижения компромисса при рассмотрении взаимных претензий в морских акваториях



Григорий Локшин –ведущий научный сотрудник Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН



Море одно, а претендентов семь

   События на Ближнем Востоке и кризис в Украине заслонили временами разгорающийся конфликт в Южно-Китайском море. Но развитие событий в этой части АТР не стало более предсказуемым и менее опасным для мирового сообщества.

   ЮКМ – кратчайший путь из Индийского океана в Тихий. Здесь проходит одна из наиболее оживленных трасс мирового судоходства. Малаккский пролив - самый загруженный в мире. На него приходится более половины мирового тоннажа ежегодных морских торговых перевозок. Велико значение и его богатейших ресурсов рыбы и морепродуктов , а также открытых в последние годы и предполагаемых месторождений углеводородов.

  Если принадлежность Парасельских островов, находящихся в северной части ЮКМ, оспаривают между собой только Китай и Вьетнам, то претензии на "совладение" или на "совместное освоение" зоны архипелага Спратли предъявляют кроме них Филиппины и Малайзия и Тайвань.

  Линия «U» и территориальные требования КНР

Все участники спора подписали и ратифицировали Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г. До 13 мая 2009 г. они должны были до представить в специально созданную Комиссию ООН свои предложения по заявляемым границам континентального шельфа.Первыми 5 апреля 2009 г. это сделали Филиппины. Их заявку незамедлительно опротестовал Китай в ноте от 14 апреля 2009 г., к которой была приложена карта.

  На ней пунктирами проведена линия в форме латинской буквы «U» (в прибрежных странах ЮВА её называют «коровьим языком»), охватывавшая 80% акватории ЮКМ, включая почти все его острова (рис.1). Как видно, она разрезает ИЭЗ Вьетнама и Филиппин, Малайзии и Брунея, оставляя им узкую полосу территориальных вод.

     Однако, до сих пор не указаны ни координаты по широте и долготе, ни предназначение этой линии: то ли это заявка, которая требовалась Комиссией ООН, то ли только протест на поступившие заявки Филиппин, Вьетнама и Малайзии.

    В 2009 г. на сайте МИД КНР линия “U2была представлена как граница «исторического моря» Китая. Конвенция ООН 1982 г., по заявлениям китайских пропагандистов и ученых, к этому не имеет никакого отношения, ибо де-факто и де-юре ЮКМ с глубокой древности находилось под управлением Китая.



   Почти все ученые, кроме китайских, оценивают концепцию т.н. «исторического моря» как правовой абсурд, и вряд ли он будет применен, если и когда дойдет дело до разграничения суверенитета в ЮКМ. С того момента, как государство стало участником Конвенции 1982 года, оно обязано соблюдать ее условия и не может больше претендовать ни на какие права и юрисдикцию, которые не соответствуют этой Конвенции.

     Настойчивость территориальных требований Китая становилась всё более непреклонной по мере постоянно возраставших потребностей страны в энергетических и рыбных ресурсах и усиления соперничества с США. В 2009-2012 гг. развернулся очередной цикл противостояния, главных оппонентов - Вьетнама и Филиппин - с Китаем по формуле «действие-противодействие» (action-reaction).

  Это значительно повысило градус напряженности в ЮКМ. Кульминацией стали события весны 2012 г. в районе отмели Скарборо, расположенной к северо-западу от архипелага Спратли.

  Эти события стали поводом для Филиппин 22 января 2013 года возбудить иск против Китая в Арбитражном трибунале в Гааге,(http://www.pca-cpa.org/showpage.asp?pag_id= 1529). Онипотребовали арбитража по трем вопросам:

1. Утверждение Китая об « исторических правах» на воды, морское дно и ресурсы под ним в границах линии «U»» за пределами того, что ему полагается по Конвенции 1982г., несостоятельно и недействительно.

2. Требование ИЭЗ и границ континентального шельфа вокруг полузатопленных скал и коралловых рифов противоречит Конвенции 1982 г.

3. Осуществление Китаем этих требований представляет собой нарушение суверенных прав, юрисдикции и свободы мореплавания Филиппин.

   Это вызвало категорические возражения Китая. 19 февраля 2013 г. Китай направил ноту правительству Филиппин, в которой изложил позицию по проблемам ЮКМ, решительно отклонил представленный Филиппинами иск и отказался сотрудничать с трибуналом, не признавая его юрисдикции. Одновременно началось давление на Филиппины по всем направлениям и лоббирование других стран АСЕАН с целью, добиться отзыва иска Филиппин.

   

     Ни одна из 10 стран АСЕАН не согласна с линией «U»,но каждая по-своему строит свои отношения с Китаем, который уже давно является главным торговым партнером АСЕАН. Они сдержанно реагировали на акцию Филиппин, предпринятую в одностороннем порядке и без консультаций с ними. На это были веские причины.

    Процедура арбитражного суда требует нескольких лет и не гарантирует нужного решения. Китай может за это время ещё более укрепить свои позиции в ЮКМ, что он и сделал. Инициатива Филиппин поставила под угрозу и без того трудные переговоры по превращению Декларации о поведении сторон в ЮКМ 2002 г. (DOC) в юридически обязывающий Кодекс (COC).

    МИД СРВ тоже ограничился заявлением о том, что каждая страна может использовать любые мирные средства для решения споров с КНР, но от поддержки иска Филиппин речи тогда не было. Иск Филиппин не имел отношения к Парасельским островам – главному объекту спора с КНР. Ихтребования суверенитета в архипелаге Спратли частично налагаются друг на друга, и поэтому они - не совсем одно целое в этом вопросе. Но они решили отложить выяснение позиций между собой и в последнее время быстро укрепляют свои отношения, пытаясь поднять их до уровня стратегическогопартнерства

   Декабрь 2014 г. оказался насыщенным событиями на этом фронте. США, Китай и Вьетнам почти одновременно высказали свои позиции по правовым аспектам спора в ЮКМ. В нем как быоткрылась новая глава, и это показало, что он находится под пристальным вниманием в столицах, которых это касается в первую очередь.

   Первым 5 декабря целую монографию в серии исследования морских границ публиковал Государственный Департамент США. Он доказывает, что линия «U» противоречит международному праву и не может служить основой морской границы КНР в ЮКМ. Китаю, считают в Вашингтоне, не удалось доказать свои « исторические права» даже по предшествующим Конвенции 1982 года нормам обычного права, а претензии Китая порождают угрозу конфронтации, подрывают региональную стабильность и закрывают перспективы достижения мирного урегулирования.

    Как военный союзник США Филиппины ожидали этой поддержки. Среди специалистов есть мнение, что сама подача их иска была сделана не без подсказки из Вашингтона. Б. Обама во время визита на Филиппины в апреле 2014 г. воздержался от однозначных гарантий военной поддержки Филиппин в случае конфликта с Китаем.

   Вместо этого США изыскивают более широкое и сбалансированное решение, которое позволило бы сохранить стабильные двусторонние отношения с Китаем и в то же время подтвердить свои обязательства в военных альянсах с Филиппинами другими союзниками. Шансов на успех такой двойной игры пока просматривается немного.

    Вторым событием сразу стало опубликование 7-8 декабря 2014 г. Меморандума (Рositionpaper) Китая с развернутым на 36 страницах объяснением причин, по которым международный арбитражный суд не имеет юрисдикции для рассмотрения иска Филиппин.(ТheDiplomatJanuary31, 2015)

   В игру вступает Вьетнам.8 декабря 2014 г.в диспут юристов вступил Вьетнам, представив в арбитраж свою позицию. Он выразил поддержку иску Филиппин, поставил под вопрос обоснованность «линииU» и обратился с просьбой «уделить должное внимание законным правам и интересам Вьетнама».

   Этот маневр Вьетнама, скорее всего, не сможет повлиять на рассмотрение иска, но имеет своё политическое значение. Вместе с Филиппинами и США, открывшими правовой диспут с Китаем, Вьетнам решил выдвинуть и свою позицию по проблеме и подчеркнуть своё право использовать существующие правовые инструменты для разрешения потенциально взрывоопасных территориальных споров.

  Вьетнаму нужно, чтобы трибунал услышал его аргументы, и сделано это было в наименее провокационной форме в отношении Китая.

  Но в условиях « тирании географии», в которых находится Вьетнам, маловероятно, что он готов до конца идти вместе с Филиппинами в правовом споре с Китаем. Слишком разное положение у этих двух стран. Но не исключено, что Вьетнам был просто вынужден показать солидарность с Филиппинами и свой жесткий подход к проблеме, учитывая сильное давление изнутри в пользу более активной защиты прав и интересов в ЮКМ.



   

     Трибунал в Гааге решит, надо ли запрашивать что-то ещё или переходить к слушаниям, решив предварительно вопрос о своей юрисдикции. Филиппины рассчитывают, что устное представление позиций начнется в июле 2015г. А трибунал вынесет заключение к марту 2016 г., хотя процесс может пойти и быстрее, поскольку Китай вряд ли предоставит ему какие-то документы.



   При всех вариантахКитай дал ясно понять, что не изменит свою позицию в ЮКМ независимо от того, какое решение будет принято арбитражным трибуналом.Конвенция 1982 года не создала никакого механизма наложения санкций на государство, не выполняющее решений международного арбитража



Бондзи Охара - капитан военно-морского флота в отставке) Научный сотрудник, Токийский Фонд (Япония)



В сфере нарастающего соперничества между Китаем и США за выгодные позиции в Юго-Восточной Азии остальным странам региона отводится все меньшая роль. Их влияние на складывающуюся ситуацию становится все менее ощутимым. Политическая мощь каждой из этих стран явно недостаточня для того, чтобы участвовать в принятии решений на уровне Пекина и Вашингтона.

Трудно себе представить, чтобы это соперничество ослабевало в обозримом будущем. По крайней мере, таково нынешнее положение дел и динамика развития событий в регионе. Это значит, что как Вьетнам, так и Филиппины могут лишиться силовой поддержки США для защиты своих национальных интересов в случае, если США и Китай достигнут определенного согласия, чтобы избежать военной конфронтации. При этом Вашингтон и Пекин наверняка будут игнорировать мнений и позиции друг сопредельных стран.

Но самый худший сценарий для каждой из этих стран – это, если США и Китай вступят в войну за влияние в регионе и усиление собственных позиций. При таком варианте развития событий в войну будут обязательно втянуты не только союзники США, но и все другие страны ЮВА. В таком случае по этим государствам будет нанесен сокрушительны            й удар не только в военном плане, но и в экономическом.

Нам нужно согласие и общая воля к тому, чтобы стабилизировать ситуацию в районе Южно-Китайского моря. Страны ЮВА не играют ведущей роли в регионе даже, учитывая тот факт, что Вашингтон и Пекин иногда пытаются использовать их национальные противоречия. Из этого следует, что страны Юго-Восточной Азии должны объединить свои усилия для достижения намеченной цели, потому что влияния каждой из них по отдельности  - недостаточно.

Они должны решить, как достичь этого единства, избегая обострения противоречий и существующих разногласий. Даже, если это представляется неимоверно трудным на сегодняшнем этапе



С. Д. Прадхан - бывший заместитель советника по национальной безопасности (Индия)



Китай старается разрушить стратегический баланс в регионе. Все его действия направлены на изменение существующего статус-кво. Он целенаправленно и последовательно расширяет свою территорию. Китай продолжает, несмотря ни на что, проводить этот курс, получивший название «политика салями». Он не только захватывает пустующие рифы и атоллы, но и устанавливает нефтяные платформы на них, обрезает кабели связи других государств. Китай игнорирует других участников территориального спора, которые  имеют законное право на разработку участков морского дня в их исключительной экономической зоне. Так было не только  в случае с Вьетнамом.

Он бесцеремонно останавливает суда других государств, которые направляются к собственным рифам для проведения исследовательских работ и для снабжения рыбацких поселений амуницией и товарами первой необходимости. Попытки китайцев создать искусственные острова в районе архипелага Спратли чреваты появлением серьезных проблем в будущем.

Так называемая «пунктирная линия» Китая, проведенная на карте ЮКМ, отражает его амбиции на овладение всем морем и 3установление контроля над главными путями морского судоходства. Это представляет собой потенциальную угрозу опасного конфликта в данном регионе.

Китай также обвиняет Вьетнам и Филиппины в создании искусственных островов, несмотря на то, что указанные страны отрицают это. Пекин пытается утвердить свою гегемонию в регионе. Фактически, такое поведение КНР  противоречит  международному праву и существующим нормам поведения. Тем не менее, все попытки Китая демонстрировать свою агрессивность в отношениях с другими странами терпят провал. Азиатские страны не  намерены мириться с таким поведением.



Иэн Стористарший научный сотрудник, редактор издания «ContemporarySoutheastAsia», Институт по изучению ЮВА (Сингапур)



Вьетнам никогда не был столь же непримиримым критиком Китая в данном вопросе, как Филиппины, хотя он и протестовал довольно решительно против нарушения его суверенных прав в районе ЮКМ. В моменты обострения ситуации такие страны, как Бруней, Лаос, Мьянма, Таиланд, Камбоджа предпочитали больше молчать, чем выступать с критикой. Министр иностранных дел Камбоджи, например, Союнг Ратчави заявил не так давно, что его страна занимает нейтральную позицию по вопросу ЮКМ.

При этом он подчеркнул, что спор должен быть улажен исключительно усилиями главных участников конфликта, но не на уроне АСЕАН. Напряженность, между тем, заметно усилилась в последнее время. Индонезия и Сингапур также заявили о своем нейтралитете.

Но одновременно оба этих государства заявили о своих экономических и стратегических интересах в Южно-Китайском море. Они договорились координировать свои усилия по ходу развития ситуации на будущее. В то время, как Джакарта не вступает в территориальный спор с Пекином из-за участков ЮКМ,  «линия девяти пунктиров» затрагивает ее ИЭЗ и доходит до острова Натуна, который принадлежит Индонезии и богат природными ресурсами.

И в этом районе в апреле текущего года проходили военно-морские учения с участие боевых кораблей американского 7-го флота. Ранее президент Индонезии Йоко Видодо заявил, что не считает, будто китайская линия «девяти пунктиров» соответствует международному праву. Он добавил, что Индонезия готова действовать как «честный игрок» в территориальном споре с Сингапуром и придерживаться общепринятых правил.



21 июня 2015                       

Москва

Цитаты

 

Дональд Трамп, президент США:

 

оворить о снятии санкций против России пока рано"

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ:

"Не вижу необходимости в разрыве дипотношений РФ с Украиной "

Дмитрий Рогозин - вице-премьер правительства Российской Федерации

                                                                                                        

"Россия и США должны сотрудничать в космосе"