Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Свидетельство Эл № ФС77-34276 007019
Email: info@bipmir.ru      
 
Яндекс.Погода

РЕКЛАМА

Россия и АСЕАН отмечают 20-летие отношений.


(Готовясь к юбилейному саммиту в Сочи)

28 января в Москве в президентском зале Международного мультимедийного пресс-центра МИА "Россия сегодня" прошел круглый стол  на тему: "Диалоговое партнерство России и АСЕАН: перспективы". В этом году Россия и АСЕАН отмечают 20-летие установления партнерских связей. Поэтому предстоящий в мае саммит в Сочи станет юбилейным, и его решено провести на должном уровне. Кроме того, наступивший 2016 год объявлен Годом русской культуры для стран АСЕАН и Годом культуры стран АСЕАН в России.



О приоритетных направлениях сотрудничества России и АСЕАН, о новых проектах, а также об интересах России в регионе шла речь на круглом столе, в работе которого участвовали как ведущие российские ученые, специалисты в области международного сотрудничества, так и представители деловых кругов, журналисты.

Они говорили о проблемах и перспективах взаимодействия РФ со странами Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии, имея в виду так называемый «разворот России на Восток», затрагивали различные стороны взаимоотношений нашей страны с каждым из участников АСЕАН и старались определить пути дальнейшего развития связей с государствами этого важного, стремительно развивающегося  региона. Не только в области политики, экономики, но и в гуманитарной сфере.

 
Открывал дискуссию Дмитрий Мосяков - руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН.  


- АСЕАН – это весьма важная для нас организация в Юго-Восточной Азии, охватывающая 10 стран с населением около 600 млн.человек, несколько миллионов квадратных километров территории. В геополитическом смысле она занимает одно из ведущих мест в Азии. Созданная в 1967 г. в Бангкоке, она прошла уже несколько этапов в своем развитии.

Надо ли говорить, что у России имеются серьезные интересы в этом регионе.  Как в отдельных странах, с которыми мы имеем давние исторические связи, и она должны развиваться. Но кроме того, в АСЕАН есть целый ряд так называемых «новых стран», которые относительно недавно вступили в эту региональную организацию, но мы с ними поддерживаем связи, считая их для себя важными. Речь идет о тех областях, например, как атомная энергетика, нефтяная и газовая отрасль, взаимная торговля, сотрудничество в инфраструктуре, в военной сфере…

Иными словами, отношения России с АСЕАН на данный момент играют настолько важную роль, что переоценить е5е невозможно. Это касается не только взаимодействия в экономике, но и в политической сфере. От уровня из развития во многом зависит надежность международного мира, стабильности и безопасности в регионе.

И можно сказать, что эта деятельность  по своей значимости мало чем уступает важности развития отношений России с Китаем. В принципе, это два сложившихся центра влияния в Азии, которые оказывают реальное воздействие на ход современной истории на азиатском континенте.

Если обратиться к недалекому прошлому и взять экономику, то выходит, что по уровню развития этой сферы на первом месте для нас долгое время оставался Сингапур. Самые крупные показатели в торговле. Сейчас товарооборот с АСЕАН у нас – 21 млрд. долларов. Так, Аркадий Дворкович, который в апреле был на одном из асеановских форумов, озвучил эту цифру. То есть,  за последние 5 лет объем взаимной торговли вырос в 10 раз.

Но если вы спрашиваете про Вьетнам, который мы по привычке продолжаем считать нашим главным союзников в данном регионе, то тут надо отметить, что он не самый главный наш торговый партнер – всего около 4 млрд. долларов за 2915 год. Но он, безусловно, самый важный с точки зрения стратегических сфер сотрудничества. С Вьетнамом мы сотрудничаем в технологических сферах, в тех сферах, которые для нас наиболее важный с точки зрения последующего развития.

Это в первую очередь – военная сфера, добыча нефти и газа, транспортная инфраструктура туризм… Тут мы должны говорить и о наших традиционных политических связях с Вьетнамом, о симпатиях, которые испытывает вьетнамский народ к России... Кстати, Вьетнам, согласно опросам, - это страна №1 в мире по позитивному отношению к России. ?0% населения одобрило политику развития отношений с Россией и выступило за их дальнейшее укрепление.

Далее слово взяла Екатерина Колдунова - заместитель декана факультета политологии, доцент кафедры востоковедения МГИМО МИД РФ, ведущий эксперт Центра АСЕАН.

- Надо иметь в виду, что АСЕАН не следует рассматривать только как один монолитный центр развития ситуации в Юго-Восточной Азии, определяющий основные направления ее политики. В данном регионе существует еще целый ряд организаций, которые оказывают свое влияние на ход событий, и куда  с той или иной степень участия входят те же страны АСЕАН. И это момент необходимо учитывать, анализируя политику России в регионе. Раз существует целая система таких организаций, то она непременно оказывает свое влияние на  процедуру принятия важных политических и экономических решений.

Второе, что хотелось бы сказать, надо иметь возможность действовать не двух треках – на многосторонней о двухсторонней основе. Важно развивать сотрудничество не только с региональным центром, организацией АСЕАН в целом, но и с отдельными странами. 

Далее, страны АСАН разнообразные по своему уровню развития, по характеру государственных систем, поэтому нужно учитывать и различные варианты взаимодействия с ними при разработке стратегии сотрудничества. Здесь говорили о Вьетнаме как о примере такого сотрудничества, но я хотела бы отметить и такие страны, как, например, Лаос, который по степени и уровню контактов с нами, по уровню симпатий к России также близок к нам. И этот накопленный за прошлые годы капитал нужно использовать в полной мере.

Что касается соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП), то надо признать, что это уже стало реальностью. Дело за ратификацией его в парламентах в обозримой перспективе, и можно сказать, что мы уже имеем дело с новыми реалиями. Не стоит ожидать, что наши традиционно хорошие отношения с некоторыми странами, безусловно, гарантируют нам безоблачное будущее.

Конечно, есть конкуренция, и АСЕАН, боровшаяся все это время за независимость и суверенитет при принятии решений, наверняка будет заинтересована в привлечение6 новых игроков и капиталов на свой рынок. Так что, законы конкурентной борьбы с приходом ТТП здесь никто не отменял.

Екатерина Шарова - старший научный сотрудник Сектора экономики зарубежных стран Центра экономических исследований РИСИ

- При всех разговорах о так называемом «повороте на Восток» и месте АСЕАН в этом глобальном процессе я бы обратить внимание на необходимость диверсификации как внешнеэкономических связей России, так и нашей экономики. Полагаю, это не совсем естественный процесс, когда во всей структуре внешней торговли РФ более 50% ее объема занимает только один партнер. Пусть даже такой сильный и важный, как Евросоюз.

В любом случае такая пропорция содержит в себе большой риск. Любопытно, что даже теперь, в условиях санкций данный показатель почти не изменился. По результатам прошлого года он составил 45%. И можно предположить, если ситуация изменится и санкции отменят, эта цифра наверняка снова пойдет вверх. Значит, риски для нашей экономики возрастут, и мы снова окажемся в зависимости от Запада.

И в этом плане организация АСЕАН близкая к тому, чтобы вот-вот перегнать ЕС по объему и уровню экономического развития, представляет собой заманчивое поле деятельности для российского бизнеса. По данным МВФ, средний рост асеановской экономики в текущем году составит 4,1%. Для сравнения – в Евросзоюзе это показатель составляет 1,7%.

Виктор Сумский - директор Центра АСЕАН при МГИМО МИД РФ.

- Поднимая тему создания зон свободной торговли (ЗСТ), надо отметить, что первый шаг в этом направлении уже сделан. Я имею в виду подписание соглашения между Евразийским экономическим союзом и Вьетнамом. Но, на мой взгляд, ЗСТ сами по себе не могут рассматриваться как ключевой инструмент в развитии сотрудничества.

Эти зоны, в общем-то, лишь фиксируют те наработки и потенциал сотрудничества, который уже имелся. Как бы мы не старались активнее участвовать в этой гонке за количеством ЗСТ, мы не преуспеем. И не надо за этим гнаться. Гнаться надо за тем, чтобы лучше реализовывались наши внутренние экономические программы.

Ведь это аксиома – ЗСТ выгодна, прежде всего, тем, кто сильнее, у кого более диверсифицирована экономика, у кого сильнее производственный потенциал. Я думаю, что эффект от ЗСТ между ЕАЭС и Вьетнамом в обозримом будущем будет выражаться в небольших процентах, и этот пророст будет скорее всего на стороне Вьетнама, а не России. И допускаю, что нечто подобное будет происходить в случае подписания аналогичных соглашений с другими странами АСЕАН.

Довольно очевидно, что в нашем случае подписание соглашений о ЗСТ – это некая демонстрация политкорректности, доброго отношения к партнеру. Я бы сказал, - свидетельство о хорошем поведении во всем, что касается экономической деятельности. То же самое можно сказать и о Трастихоокеанском партнерстве. Факт, что соглашение о ТТП заключено абсолютно по политическим соображениям, у меня не вызывает никакого сомнения.

Но я бы поостерегся говорить, что ТТП – это уже свершившийся факт, и отныне нужно все выстраивать, сообразуясь исключительно с тем, что там написано.

Давайте смотреть за тем, как пойдет ратификация соглашения в отдельных странах. Понаблюдаем за реакцией не только парламентов, но, прежде всего, - национального бизнеса. В качестве примера можно привести случай, когда в прошлом году президент Индонезии в личной беседе с Обамой заверил американского президента, что его страна готова подписать такое соглашение. Н в ответ на это позвучало немало резких возражений индонезийского бизнеса, который заявил, что он на все это смотрит совершенно иначе. И Такая ситуация во многих странах региона.

На вопрос, нужно ли России заключать такие соглашения, прежде всего, следует сказать, что Россия является членом ВТО. И наши соглашения о ЗСТ подписываются на основе правил ВТО. В отличие от ТТП. Россия вынуждена выполнять свои обязательства в соответствии с нормами ВТО. Разумеется, за исключением тех стран, которые ввели санкции против нас. К странам АСЕАН это, конечно, не относится, они санкций не вводили, в этом плане у нас все нормально.

Виктор Тарусин - исполнительный директор Делового совета Россия – АСЕАН;

- Для начала следует подчеркнуть, что из 10 стран АСЕАН только 4 подписали соглашение о ТТП 5 октября 2015 г. Это – Бруней, Сингапур, Малайзия и… Вьетнам, как ни странно. Для нас это оказалось совершенно неожиданным. С точки зрения международного права, на мой взгляд, здесь есть определенные противоречия. Когда страна подписывает соглашение о ЗСТ с Евразийским союзом, наверняка, в этом документе есть такие положения, которые противоречат правилам ТТП.

И это при том, что Вьетнам к мам хорошо относится. Но главный     его торговый партнер все-таки – Китай, около 50% товарооборота. Да, в АСЕАН есть ряд стран, которые подписали подобные соглашения с разными организациями, они действуют, что называется, и там и тут. Многие из них не определились еще, где они, куда хотят двигаться.

Но когда мы говорим о «повороте на Восток», мы должны определиться, повернулись какой стороной. Да, в социально-культурном плане у нас отличные отношения с Вьетнамом. А вот с экономикой у нас беда. У нас нет реальных инструментов, чтобы серьезно влиять на ситуацию. В советские времена мы добились определенных успехов, заложили хорошую базу, особенно в нефтедобыче. Мне как нефтянику приятно об этом говорить. Но в других странах у нас такого якоря нет.

Нам самим нужно понять, какие национальные интересы находятся в том регионе, и как мы их готовы отстаивать. В этом плане поучителен пример Китая. Он подкрепляет свои интересы миллиардными инвестициями. Эти рынки - очень конкурентные, и никто нас там с распростертыми объятиями не ждет.

Владимир Буянов - председатель Центрального правления Общества российско-вьетнамской дружбы, ректор Московской академии экономики и права.

- Для начала давайте скажем, что после развала Советс4кого Союза в нас все бросали камни, кроме Вьетнама. Хотя на тот момент он фактически полностью зависел от поставок из СССР. И в одночасье эта помощь была прекращена. Я тогда работал во Вьетнаме и видел, как это происходило. За год-полтора мы бросили все объекты, а их было около трехсот, и оставили все на усмотрение вьетнамцев.

Сегодня все объекты, которые есть во Вьетнаме, - как правило, китайские, японские, американские… Теперь там каждый обслуживает свой бизнес. И кто нас туда пустит? Если заниматься гуманитарным культурными связями, то понятно, у нса есть еще возможности каким-то образом там закрепиться.

Но даже в этой сфере рассчитывать на серьезную правительственную поддержку, честно говоря, не приходится. Например, несколько лет назад было подписано соглашение о создании Российско-вьетнамского гуманитарного университета. Уже три года, как мы бьемся над этим проектом, - без толку. Со стороны российских чиновников препоны за препонами.

Естественно, Вьетнам это тоже тревожит. Но мы надеемся, что теперь, когда на 12 съезде КПВ был снова избран генеральным секретарем  товарищ Нгуен Фу Чонг, учившийся, кстати, в Советском Союзе, и вьетнамская сторона будет относиться к этому соглашению серьезно. А в экономической сфере говорить о том, что мы вот сейчас задавим всех конкурентов, значит – заниматься прожектерством.

Москва, январь 2016

Цитаты

 

Дональд Трамп, президент США:

 

оворить о снятии санкций против России пока рано"

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ:

"Не вижу необходимости в разрыве дипотношений РФ с Украиной "

Владимир Жириновский - лидер партии ЛДПР

                                                                                                        

"Разгром Югославии - репетиция удара по России"