Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Свидетельство Эл № ФС77-34276 007019
Email: info@bipmir.ru      
 
Яндекс.Погода

РЕКЛАМА

Территориальные споры – в Южно-Китайском море, на Каспии, в Арктике…



На международной конференции в Москве под эгидой Верховного суда РФ

Их называют «серыми пятнами». Не карте они выглядят как зоны напряженности и тревоги, из-за них идут жаркие споры и войны. Серые пятна - не только земная материковая твердь. Но и разбросанные в океанах острова, целые архипелаги, а также континентальные шельфы, таящие несметные богатства в виде залежей углеводородов, полезных ископаемых, рыбы…

Сегодня десятки стран в мире спорят меж собой за право обладать той или иной частью мирового пространства. Но, пожалуй, самым неспокойным остается Южно-Китайское море. Там сошлись интересы сразу нескольких игроков – Китая, Вьетнама, Филиппин, Брунея, Малайзии, Индонезии, Тайваня…Яблоком раздора остаются Параселы и Спратли – коралловые рифы и острова, которые не могут поделить вот уже много десятилетий

Порой страсти доходят до кровопролития. Кипят они и сейчас, угрожая превратить регион в очаг изнурительной и опасной напряженности. Как избежать конфликтов, как решить застарелый спор по закону и справедливости, ломают головы умудренные опытом политики, ученые юристы, советники, главы правительств, международные организации, специализированные учреждения ООН.

Многочисленные рецепты и способы урегулирования предлагаются с одной целью – не допустить разрастания противоречий до пещерного уровня, не дать миру скатиться на грань новой истребительной войны с непредсказуемыми последствиями, в которую неизбежно будут втянуты миллионы, и которая не ограничится одним лишь азиатским континентом

Впервые этой теме и была посвящена международная конференция в Москве «Территориальные споры и право мира в современную эпоху глобализации». Она прошла 21 марта в здании Российского государственного университета правосудия, что на улице Новочерёмушкинская 69 при содействии Верховного суда РФ, Финансового Университета при Правительстве РФ, отдела правоведения ИНИОН РАН. Вела конференцию - заведующая отделом конституционно-правовых исследований ФГБОУ ВО РГУП, президент центра «Право мира», доктор юридических наук, профессор Ирина Умнова



В работе форума приняли участие российские и зарубежные ученые - видные эксперты и специалисты в области азиатской политики, международного права, глубоко и основательно изучающие данный предмет. Они выступили с докладами, провели многочасовую дискуссию и дали глубокий научный анализ ситуации, возникающей порой в разных районах планеты в связи с обострением территориальных споров

Это не только Южно-Китайское море, и такие пространства, как, например, Каспий, Арктика, Берингово море или тот же Крым... Но мы пока ограничимся лишь темой ЮКМ как наиболее актуальной и многогранной, учитывая тот факт, что в апреле состоится первое заседание Гаагского трибунала. К его работе приковано огромное внимание зарубежных СМИ.

Напомним, в октябре 2015 г. постоянная палата третейского суда в Гааге приняла решение о распространении своей юрисдикции на территориальный спор между Филиппинами и Китаем по Южно-Китайскому морю и согласилась рассмотреть в особом порядке

Говорят участники конференции

Дмитрий МОСЯКОВ - руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН

- К глубокому сожалению приходится признавать , что прогнозы относительно дальнейшей эскалации ситуации в Южно-Китайском море, которые делались ранее, полностью подтверждаются. Китай как не собирался, так и не собирается прекращать, а только усиливает процесс гонки вооружений на Параселах и Спратли пытаясь превратить эти острова, которые он оккупирует с точки зрения международного права незаконно в непотопляемые авианосцы

Судя по снимкам с американских спутников, которые были сделаны 14 февраля 2016 года китайские военные уже разместили дивизион современного зенитного ракетного комплекса средней и большой дальности HQ-9 на острове Вуди входящего в состав Парасельских островов Южно-Китайского моря. Об этом уже 16 февраля заявили представители министерства обороны США, а 17 февраля - официальный представитель министерства национальной обороны Китайской Республики (Тайваня). Сообщается, что на острове Вуди развернуты две огневые батареи в составе суммарно восьми самоходных пусковых установок комплекса HQ-9 ( bmpdLive Journal 18 February 2016)

Как известно КНР захватила Парасельские острова, находившиеся под юрисдикцией Южного Вьетнама в 1974 году, после нескольких дней боев. Причем в самый разгар боевых действий в Южно-Китайском море соединения 7-го флота США получили строжайший приказ соблюдать нейтралитет и не вмешиваться в конфликт Китая с Южным Вьетнамом, несмотря на то, что южновьетнамцы являлись их ближайшими союзниками.

Сделав ставку на развитие отношений с КНР, как союзника в холодной войне против Советского Союза, в дальнейшем Вашингтон открыто отмежевался от поддержки в этом вопросе своих южновьетнамских друзей. При обсуждении вопроса о Парасельских островах в американском Конгрессе, там было принято решение о том, что проблема оккупации Китаем захваченных островов должна быть урегулирована самими странами-претендентами. http://www.rau.su/observer/N7_2005/7_14.HTM

Вьетнамское руководство никогда не признавало и не признает законность китайской агрессии , и вплоть до настоящего времени постоянно предлагает китайскому руководству провести переговоры относительно судьбы островов и постараться мирным путем урегулировать этот давний конфликт. Позитивного отклика с китайской стороны эти предложения не имют, наоборот, КНР увеличивает на Парасельских островах и без того весьма значительный гарнизон, усиливая его в последнее время, в том числе и впервые – упомянутой уже выше дивизионом ЗРК HQ-9

Кроме этого на аэродроме на острове Вуди в последний год периодически развертываются боевые самолеты ВВС и авиации ВМС НОАК, включая истребители-бомбардировщики JH-7A и истребители J-11ВН.

На этом острове сегодня происходит особенно активное строительство, о чем свидетельствуют а многочисленные фотографии, непрерывно растущей китайской военной инфраструктуры: десятки судов в островной бухте, где уже построены многочисленные причалы, самолеты рядом с новой взлетно-посадочной полосой и масса складов и хозяйственных построек. Со слов же китайских официальных представителей все это делается исключительно для мира и ради мира.

Так, в ответ на заявления шефа Пентагона Эштона Катчера , обвинившего Китай в беспрецедентном по масштабам и темпам строительстве искусственных островов в Южно-Китайском море в котором Китай превзошел все другие страны-претенденты на острова ЮКМ/ вместе взятые, официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин, заявила, что строительная деятельность китайской стороны на островах Наньша ведется в пределах суверенитета Китая, является законным и обоснованным и не направлена против какой-либо страны. (Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин ответила на вопрос журналиста относительно заявления министра обороны США по Южно-Китайскому морю http://www.fmprc.gov.cn/rus/ 2015/05/30)

Уже в самом начале этого заявления китайского представителя содержится если не обман, то серьезное преувеличение – суверенитет Китая над этими островами, о котором как о чем-то решенным говорит Хуа Чуньин, не признан нигде в мире. Кстати, это касается и России. Во время официального визита в СРВ 13 ноября 2013 г. В.В. Путина было подписано «Совместное заявление о дальнейшем укреплении отношений всеобъемлющего стратегического партнерства между Российской Федерацией и Социалистической Республикой Вьетнам»

В Заявлении по итогам визита В.В. Путин и президент Вьетнама Чыонг Тан Шанг отметили, что территориальные и иные споры на пространстве АТР должны решаться исключительно мирным путем, без применения силы или угрозы силой согласно действующему международному праву, прежде всего Уставу ООН и Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Они совместно выступили за выполнение Декларации о поведении сторон в Южно-Китайском море 2002 года и скорейшее принятие юридически обязывающего Кодекса поведения в ЮКМ

Однако реальность сегодняшнего дня заключается в том, что , международные документы, на которые ссылаются вьетнамская и российская стороны Китаем не признаются, и КНР не проявляет никакого намерения следовать конвенция ООН по морскому праву, или декларации поведения сторон в Южно-Китайском море от 2002 г.

Более того Китай не выполняет даже двусторонние договоренности между КНР и СРВ, что крайне негативно влияет на весь комплекс отношений двух соседних стран. Так, например, в ходе визита в Китай в октябре 2011 г. Генерального секретаря Компартии Вьетнама Нгуен Фу Чонга на встрече с китайским руководством была достигнута предварительная договоренность относительно путей разрешения проблем, связанных с Южно-Корейским морем: ни одна из сторон не должна была предпринимать действия, которые могли бы еще более осложнить вопрос, не вступив предварительно в диалог с другой стороной

После этого, во время работы саммита АТЭС во Владивостоке в сентябре 2012 г. во время встречи с вновь избранным президентом СРВ Чыонг Тан Шангом председатель КНР Ху Цзиньтао заявил, что «Китай и Вьетнам должны успокоиться и проявить сдержанность в вопросах Южно-Китайского моря, споры отложить и начать совместную эксплуатацию».( URL: www.ChinaDaily.com 09.2012.)

Но после этих заявлений никаких позитивных сдвигов в сторону «совместного сотрудничества и сдержанности» в ЮКМ так и не произошло, несмотря на готовность вьетнамской стороны к переговорам. Китай все также стремится как можно быстрее утвердиться на островах, якобы для того, чтобы реализовать следующие мирные цели-выполнить международную ответственность и обязательства в таких областях, как поисково-спасательные операции на море, предотвращение и облегчение последствий стихийных бедствий, морские научные исследования, метеорологические наблюдения, защита экологической среды, безопасность навигации, предоставление услуг рыболовству». (Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин ответила на вопрос журналиста относительно заявления министра обороны США по Южно-Китайскому морю http://www.fmprc.gov.cn/rus/ 2015/05/30)

Вполне вероятно, что когда-нибудь все эти благородные цели, под предлогом которых Китай расширяет свое военное присутствие в ЮКМ, будут реализовываться. Пока же ничто на это не указывает, наоборот, события ведут нас в направлении милитаризации региона, когда Китай отправляет на острова все новые военные контингенты, оснащенные все более современным вооружением, боевые корабли и комплексы противовоздушной обороны.

При этом и правовой статус островов, и интересы соседних с Китаем стран значения для властей КНР все также не имеют. А ведь до сих пор правовой статус ЮКМ и островов, с точки зрения международного права, остается неопределенным. Сохраняется юридический спор, который охватывает все ключевые элементы конфликта в ЮКМ: суверенитет над островами; разграничение исключительных экономических зон (ИЭЗ) и континентального шельфа; свобода навигации в территориальных водах, в ИЭЗ, в международных проливах и у архипелагов.

Проблема в том, что по каждой из этих трех ключевых сфер власти КНР отказываются вести какие-либо переговоры, заявляя, что у них на то якобы есть исторические основания. Но такие же если не большие основания есть и у Вьетнама, который осваивал Парасельские острова и острова Спратли еще в древние времена и в средние века и в эпоху императора Минь Манга в середине XIX века, да и у других стран - соседей КНР по Южно-Китайскому морю. Но все это просто игнорируется и в Южно-Китайском море экспансия КНР только нарастает.

Особенно она активизировалась в последнее время, когда интерес международной общественности к событиям, в Южно-китайском море несколько спал. Ситуация в Сирии и шире на Ближнем Востоке вытеснили сообщения о ЮКМ с заголовков мировых масс-медиа. А между тем в этом районе мира обстановка буквально балансирует на грани серьезного военного столкновения, накапливается взрывоопасный конфликтный потенциал. Китай продолжает свою экспансию на островах Спратли.

Причем если раньше это были захваты отдельных островков или даже рифов, то сегодня, день за днем десятки китайских судов высыпают там тонны песка, камней и грунта, зримо утверждая тем самым присутствие Китая в этом регионе мира. При этом никакие протесты со стороны соседей и особенно Филиппин и Вьетнама, а шире и стран АСЕАН во внимание не принимаются.

В такой ситуации у США открываются возможности для активизации своего присутствия в регионе. Дело в том, что в поисках союзников некоторым соседям Китая кажется, что США это единственная сила, способная восстановить баланс сил в Южно-Китайском море. В свою очередь американцы в рамках объявленной стратегии возвращения в Азию, стремятся всячески продемонстрировать свои военно-политические возможности и решимость противостоять китайским действиям в регионе.

Сочетание этих двух факторов - продолжающейся экспансии Китая и желании США продемонстрировать свою способность противостоять ей рождает крайне опасную для мира и стабильности в регионе ситуацию. Американцы пытаются выстроить антикитайский фронт из соседей КНР, втянуть страны ЮВА в реальный конфликт с Пекином. С другой стороны Китай в ответ на эти действия только ужесточает свою риторику и все дальше отходит от пути решения существующих противоречий путем переговоров и определенных взаимных компромиссов

Вполне вероятно, что без такого активного американского присутствия в конфликте вокруг островов Южно-Китайского моря под давлением международной общественности и на основе международного права, в частности на основе конвенции ООН по морскому праву от 1982 г., Китай проводил бы иную политику, учитывал бы интересы своих исторических соседей и партнеров.

А так строительство Китаем непотопляемых авианосцев в виде военных баз на искусственно насыпанных островах сейчас в самом разгаре. На рифах Файери –кросс в архипелаге Спратли уже завершено строительство первой на архипелаге взлетно-посадочной полосы, в районе Суби рифа такая полоса также почти готова к использованию, а в районе рифов Мисчиф, которые расположены неподалеку от филиппинского острова Палаван идут подготовительные работы к созданию и взлетно-посадочной полосы и причалов для кораблей.

Фотографии, которые сделаны над этими островами, показывают, что лагуны буквально забиты китайскими кораблями, которые привозят туда песок, и благодаря этому безвестный риф, уходивший во время прилива под воду, превращается в полноценный остров, причем один из самых крупных в Южно-Китайском море.

То, что будет по завершению этого строительства, продемонстрировали недавно состоявшиеся первые тестовые полеты китайских гражданских самолетов, которые впервые в истории совершили посадку на аэродроме на рифах Файери-кросс. Там, кстати возведен не только аэродром, но и порт, способный принимать крупные корабли.

Посадка гражданских самолетов свидетельствует о том, что китайские ВВВС ликвидировали главную свою слабость в регионе - отдаленность своих баз от собственно островов Спратли. Теперь они способны будут контролировать почти весь периметр так называемой девятипунктирной линии,которую в Китае рассматривают как свою границу в ЮКМ. Линия эта охватывает почти 2.2 млн. кв. километров или (80% всей акватории этого моря

Расширение площади островов, строительство там объектов, которые легко могут быть превращены в военные базы не может не вызывать беспокойства и сожаления, но угроза взрыва и серьезного конфликта заключается в том, что в складывающихся обстоятельствах непрерывно нарастает угроза военного столкновения Китая и США. Китай, превратив бывшие рифы в насыпные острова, заявляет о своем праве на 12 мильную зону вокруг них запретную для кораблей других стран

В ответ ни страны АСЕАН, ни что еще более существенно США не признают китайских требований и заявляют, что рассматривают все эти искусственные острова как рифы и соответственно акватории вокруг них как международные воды. Вот оно поле конфликта, которое уже заполняется опаснейшими инцидентами, как это было с американским самолетом, который несмотря на все предупреждения китайцев совершил полет над искусственными островами, или еще более опасной миссии, которую в конце октября совершил американский эсминец Лассен.

Несмотря на все протесты КНР, он прошел вблизи китайского аэродрома и причалов на Суби-рифе. Преследовавшие его китайские военные корабли и в любой момент могли открыть огонь, что могло взорвать хрупкий мир на островах Спратли.

Проблема еще и в том, что как заявляют в США, поход Лассена не был единичным событием, он являлся частью долговременной программы по поддержке свободы мореплавания. С другой стороны есть и вполне ясное заявление ВМС НОАК Инь Чжо о том, что Китай способен постоять за себя в случае любых провокаций. «Наш флот обладает абсолютной способностью и абсолютной решимостью использовать оружие для защиты суверенитета, территориальной целостности и морских прав нашей страны… Мы только ждем приказа».

Так что можно ожидать, что вскоре этот эсминец, либо другой корабль ВМС США вновь пойдет по тому же опасному маршруту. И нет никаких гарантий, что все пройдет так же гладко, как это случилось в первый раз

___________________________________


 Григорий ЛОКШИН – ведущий научный сотрудник Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН

- События на ближнем Востоке и непрекращающийся кризис в Украине полностью заслонили от нашего внимания ещё один тлеющий, но всё чаще вспыхивающий очаг международной напряженности на другой стороне Евразии, в её юго-восточной части, а ещё точнее в Южно-Китайском море.

Главное отличие этой «горячей точки» от всех других, - это наличие системного, набирающего силу противоречия двух "сверхдержав" - США и КНР. Причем обе они считают этот регион "своим". "Старый" лидер (США) яростно борется за сохранение прежних доминирующих позиций, хотя уже и явно не в состоянии их удержать в неизменном виде, а новый, "молодой" (Китай), не менее энергично пытается его вытеснить, занять его место и установить свой полный контроль над регионом. 


Военно-политическая элита США уже всерьез рассматривает «возвышение» Китая как появление опасного соперника, угрожающего интересам США, прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Отношения Соединенных Штатов и Китая - двух крупнейших мировых держав, которые находятся в состоянии странного симбиоза — политического, а всё более и военного соперничества при неразрывной финансово-экономической взаимозависимости, — во многом определяют сегодня обстановку в западной части Тихого океана и конкретно в ЮКМ.

В условиях нарастания напряженности на европейском направлении и проведения со стороны США и ЕС политики санкций Россия, естественно, особо заинтересована в укреплении сотрудничества со своими стратегическими партнерами в Азии - Китаем и Вьетнамом. Россия в качестве великой мировой и азиатской державы с ещё сохранившимся военным потенциалом и как постоянный член Совета Безопасности ООН была и остается существенным фактором поддержания мира и стабильности в регионе. Она может и должна играть важную роль в формировании будущей системы безопасности в АТР вообще и в ЮВА, в частности, как в качестве активного участника, так и надежного гаранта всех договоренностей.

ЮКМ – кратчайший путь из Индийского океана в Тихий. Здесь проходит одна из наиболее напряженных мировых судоходных трасс. Малаккский пролив - самый загруженный в мире. На него приходится более половины мирового тоннажа ежегодных морских торговых перевозок. По нему с Ближнего Востока идет 80-90% потребляемых во всем АТР нефти и газа. Достаточно сказать, что через Малаккский пролив проходит в 7 раз больше грузов, чем через Суэцкий канал и в 16 раз больше, чем через Панамский. Немаловажную роль играют эти коммуникации и для снабжения всем необходимым нашего Дальнего Востока.

Исключительно велико значение и его богатейших ресурсов рыбы и морепродуктов (10% мировой добычи), а также уже открытых и предполагаемых запасов углеводородов на шельфе прибрежных государств и (о чем редко вспоминают) ценнейшего удобрения - гуано. Возникновение здесь серьезного военного конфликта несет чрезвычайную угрозу всей мировой экономике и безопасности всего мирового сообщества

Отсутствие нормативного правового статуса ЮКМ ведет к бесконечным юридическим спорам, дипломатическим конфликтам и опасным инцидентам. Спор идет по трём вопросам: разграничение исключительных экономических зон (ИЭЗ) и континентального шельфа; суверенитет над островами; свобода навигации в ИЭЗ и у архипелагов. Спор идет по трём вопросам: разграничение исключительных экономических зон (ИЭЗ) и континентального шельфа; суверенитет над островами и окружающей их акваторией; свобода навигации и полетов в ИЭЗ и у архипелагов. 

Китай и все участники спора подписали и ратифицировали Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г. (UNCLOS), вступившую в силу в 1994г. В соответствие с этой Конвенцией, в мае 2009 г. Вьетнам, Малайзия и Филиппины представили в специально созданную для этого Комиссию ООН свои предложения по границам своих ИЭЗ и континентального шельфа.

Их заявку незамедлительно опротестовал Китай в ноте от 14 апреля 2009 г., к которой приложил свою карту с территориальными требованиями в форме латинской буквы «U» или, как говорят во Вьетнаме, в форме « языка буйвола». Она охватывает 80% акватории ЮКМ и почти все его острова, оставляя прибрежным странам узкую полосу территориальных вод. Правда, точные координаты этой линии не были указаны тогда и не указываются до сих пор.

Она была представлена как граница некоего «исторического моря» Китая Конвенция ООН 1982 г., по заявлениям китайских пропагандистов и ученых, к этому не имеет никакого отношения, поскольку китайские рыбаки якобы плавали здесь ещё д новой эры и именно они открыли все острова и дали им китайские названия. Никаких доказательств этому не было представлено Китаем ни тогда, ни после. Во всяком случае, на всех географических картах мира они носят имена португальских, испанских и английских капитанов, открывших и описавших эти острова.

Китайская история в ЮКМ начинается, считают китайские ученые, ещё до новой эры и продолжается непрерывно до нашего времени, и потому китайский народ имеет право всеми средствами защищать свой «бесспорный суверенитет» этом море. Но история – далеко не на стороне китайских требований. Во времена различных древних и средневековых китайских династий вообще не существовало такого понятия, как суверенитет.

Оно появилось в Европе только в связи с Вестфальским договором 1648 года. До этого все существовавшие империи и королевства никогда не фиксировали своих границ и их не охраняли. Китайские историки попросту подменяют два разных понятия – суверенитет и сюзеренитет, которым пользовались китайские правители. В этом и заключается вся «правовая алхимия», которой активно занимаются китайские пропагандисты.

К тому же они обычно объявляют «китайцами» даже правителей татаро-монгольских и маньчжурских династий, а соответственно своими «исконными землями» все их завоевания. Китайское руководство никогда не отказывалось, например, от претензий на возврат территорий Цинской империи, которые в настоящее время находятся далеко за его современными границами. Так что, следуя их логике, современная Монголия тоже вполне может объявить своей всю территорию КНР.

Тем не менее, события с этого времени развивались таким образом, что всё чаще происходили захваты рыболовецких судов, разрезание китайскими кораблями кабелей геолого-разведывательных судов Вьетнама и других стран, угрозы в адрес иностранных компаний (в том числе и российских), ведущих разведку и добычу нефти и газа на шельфе Вьетнама и Филиппин. Настойчивость территориальных требований Китая становилась всё более непреклонной по мере постоянно возраставших потребностей страны в энергетических и рыбных ресурсах, осложнения обстановки на Ближнем Востоке и усиления соперничества с США.

В январе 2013 г. после очередного противостояния с Китаем в районе отмели Скарборо Филиппины возбудили иск против Китая в Арбитражном трибунале в Гааге.i Они потребовали заключения по трем вопросам:

1. Утверждение Китая об « исторических правах» на воды, морское дно и ресурсы под ним в границах линии «U»» за пределами того, что ему полагается по Конвенции 1982г., несостоятельно и недействительно.

2. Требование ИЭЗ и границ континентального шельфа вокруг полузатопленных скал и коралловых рифов противоречит Конвенции 1982 г.

3. Осуществление Китаем этих требований представляет собой нарушение суверенных прав, юрисдикции и свободы мореплавания Филиппин.

Это вызвало категорические возражения Китая. 19 февраля 2013 г. Китай направил ноту правительству Филиппин, в которой, изложив свою позицию по проблемам ЮКМ, решительно отклонил представленный Филиппинами иск и отказался сотрудничать с трибуналом, не признавая его юрисдикции. Тем не менее, в соответствии со своим Уставом, трибунал был сформирован, свою юрисдикцию подтвердил, заслушал объяснения Филиппин и, как ожидается, должен принять заключение в мае-июне этого года.

Но Китай уже дал ясно понять, что проигнорирует заключение трибунала и не изменит свою позицию. Конвенция 1982 года не создала никакого механизма наложения санкций на государство, не выполняющее решений международного арбитража. Учитывая сильное давление националистических сил, Китай, похоже, ещё не «созрел» до того, чтобы считать международный арбитраж приемлемым путем решения своих споров на море, но и предстать в роли разрушителя регионального порядка, не признающего норм международного права, для него тоже нежелательно. В этом случае, Китай всё же может понести серьезный ущерб для своей репутации и проводимой им политики «мягкой силы».

С декабря 2013 г., по данным американской космической разведки, Китай приступил к масштабной операции возведения «песочной Великой Китайской стены» в ЮКМ, превратив, по крайней мере, 5 из 8 занятых им рифов в искусственные острова с размещенными на них маяками, постройками, складами и причалами. На рифе «Огненный крест», отнятом у Вьетнама в 1988 г., китайцы построили взлетно-посадочную полосу длиной в 3км., которая может принимать самые тяжелые гражданские и военные самолеты.

Две другие полосы были построены на рифах Мисчиф и Суби, на которые претендуют Филиппины. В декабре 2015г их военные корабли заходили в созданные там гавани. В январе этого года китайские гражданские самолеты уже совершили несколько пробных посадок на этих искусственных островах. 

Всё это было воспринято в США как намерение Китая создать свой непотопляемый авианосец в ЮКМ, на котором будут посадочные полосы, радарные установки и порты для рыболовных и военных кораблей. Эти базы смогут принимать его стратегические бомбардировщики H-6, которые имеют радиус действий в 6000 км и могут достигать любой точки севернее Австралии. Их ракетное вооружение позволит поражать американские базы в Австралии и контролировать любые действия в Малаккском проливе.

Так разразился новый кризис, причем на этот раз уже при активном участии США и их союзников. Китайские ученые и пропагандисты утверждают, что в международном праве нет запрета на искусственное наращивание территорий, и они приводят примеры Шанхая, японского аэропорта в Нагасаки, Гонконга и Дюбаи.

Но ни один из этих примеров несравним с тем, что происходит в ЮКМ. Наращивание территории производится здесь не для улучшения условий жизни на островах, которые подверглись разрушению под воздействием стихии или из-за деятельности людей.

Китай насыпает тонны песка со дна моря на необитаемые коралловые рифы. Это в корне меняет не только общую ситуацию, но и всю экологическую систему, обеспечивающую значительные рыбные ресурсы, жизненно важные для прибрежных стран. Китай утверждает, что расширяет территорию, на которую он имеет полный и «бесспорный суверенитет».

Но он строит искусственные структуры над небольшими возвышениями над водой и скалами, которым по Конвенции 1982 г. не полагаются ни территориальные воды c воздушным пространством над ними, ни исключительная экономическая зона (ИЭЗ). Об этом четко говорится в статьях 56, 60 и 80 Конвенции. Суверенные права на них принадлежат только прибрежному государству, в ИЭЗ которого они находятся.

Таким образом, Китай в очередной раз меняет ситуацию на месте и ставит регион перед свершившимся фактом до вступления в силу решений Гаагского трибунала. Это - попытка принудить других претендентов на суверенитет из числа стран АСЕАН обсуждать пути решения спорных проблем именно на его условиях, в двустороннем порядке, а не на основе международного права или каких бы то ни было коллективных решениях самой АСЕАН.

По заявлениям китайских руководителей, он не намерен милитаризировать обстановку в ЮКМ и строит передовые опорные базы исключительно для своего рыболовного флота и для обеспечения безопасности судоходства для всех. Но большинство наблюдателей уверены, что искусственные острова предназначены не для туристов, а для патрульных кораблей китайских правоохранительных служб и для размещения радаров и ракетных установок, создания гаваней для подводных и надводных военных кораблей. Тем самым Китай сможет проецировать свою возросшую военную мощь на все участки региона из самого его центра.

Каждая неделя приносит всё новые известия о событиях, которые показывают эскалацию напряженности в ЮКМ. 30 января 2016 г. США вновь направили ракетный эсминец на это раз к одному из островов Парасельского архипелага в целях, как они заявляют, подтверждения свободы навигации в этих районах. В действительности, эти заведомо провокационные походы американских военных кораблей не имеют никакого отношения к свободе навигации. Они скорее призваны показать, «кто в доме хозяин».

Таким образом, конфликт в ЮКМ, вступил в новую, более сложную фазу, характеризующуюся тем, что спор разгорелся уже не только между Китаем и соседними государствами ЮВА, но и между Китаем и такими державами, как США, Япония и Индия. Он оказался в центре внимания проходившего 28-30 мая 2015 г. Диалога Шангри-ла в Сингапуре, который считается азиатским вариантом ежегодного Форума по безопасности в Мюнхене. Серьезную угрозу обострения кризиса в ЮКМ признали на саммите G7 в Германии. До этого ведущие европейские державы придерживались нейтральной позиции в отношении действий Китая в ЮКМ, а на этот раз они пошли за США и Японией.

Очевидно, что ЮКМ при любом новом президенте США останется районом соперничества США с Китаем, которое США намерены вести с позиции силы. Китай, со своей стороны, выступил категорически против интернационализации конфликта и вмешательства других держав в его дела «на принадлежащих ему островах»..

Проблемы суверенитета в ЮКМ на данном этапе кажутся неразрешимыми. Но на Востоке с древнейших времен известно: какова бы ни была проблема, её следует терпеливо решать путем переговоров и компромиссов. Важно не загонять оппонента в угол, а давать ему выход из неприятной ситуации без потери лица

Павел Виноградов, корр. «Многополярного мира»

21 марта 2016.      Москва

Цитаты

 

Дональд Трамп, президент США:

 

оворить о снятии санкций против России пока рано"

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ:

"Не вижу необходимости в разрыве дипотношений РФ с Украиной "

Владимир Жириновский - лидер партии ЛДПР

                                                                                                        

"Разгром Югославии - репетиция удара по России"