Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Свидетельство Эл № ФС77-34276 007019
Email: info@bipmir.ru      
 
Яндекс.Погода

Вспоминая Мюнхен-38 и раздел Чехословакии

Сегодня мир отмечает очередную годовщину одного из самых позорных актов в истории международных отношений – Мюнхенского сговора. 82 года назад, в ночь с 29 на 30 сентября 1938 года в столице Баварии было подписано соглашение между Германией, Великобританией, Францией и Италией по разделу Чехословакии.

Эта крупная страна в самом центре Европы была поделена между Третьим Рейхом, поднявшим знамя фашизма, и его вассалами. Польша, в частности, ухватила себе Тешинскую область, королевская Венгрия – южную Словакию и бывшее чехословацкое Закарпатье.

Перед этим поляки отказались пропустить через свою территорию советские войска в зону Судетского кризиса. Москва тогда предлагала защитить суверенитет Праги в соответствии с договором между СССР и Чехословакией от 16 мая 1935 г.

Таким образом Гитлер, сделал еще один шаг к расширению жизненного пространства немецкой нации и завоеванию Европы. В марте 1938 г. он оформил так называемый аншлюс Австрии, а двумя годами раньше ввел войска в демилитаризованную Рейнскую зону, что было явным нарушением условий Версальского мира.

Не прошло и года, как. германская армия напала на Польшу, что явилось фактическим началом Второй мировой войны. Это случилось 1 сентября 1939 г. Любопытно, что, отмечая 80-летие этой скорбной даты, в Варшаве ничего не было сказано о Мюнхенском сговоре как поводе к мировой катастрофе.

И в наши дни в западных столицах о той сентябрьской встрече 1938 г. Гитлера с премьер-министром Великобритании  Чемберленом, французским премьером Даладье и итальянцем Муссолини в Мюнхене стараются не вспоминать.  

Цитаты

 

Дональд Трамп, президент США:

 

"Покажите мне человека без эго, и я покажу вам лузера."

 Борис Джонсон, премьер-министр Великобритании:

"Найдется ли сегодня кто-то при здравом уме, кто захочет присоединиться к ЕС "


Дмитрий Рогозин, генеральный директор "Роскосмоса" 

                                                                                                        

"Россия должна иметь свою орбитальную станцию"