Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Свидетельство Эл № ФС77-34276 007019
Email: info@bipmir.ru      
 
Яндекс.Погода

«Северный поток», Навальный и трофейное искусство (ч.1)

На фоне шума вокруг «Северного потока - 2» и Навального в Берлине снова заговорили о «трофейном искусстве». Речь идет о претензиях к России насчет культурных ценностей, вывезенных из Германии в Советский Союз после 9 мая 1945 г. На официальном уровне требования «вернуть украденное» последний раз громко звучали в декабре 2018 г. из кабинета министров Ангелы Меркель.

Источники сообщают, что в недрах МИД ФРГ готовится еще одна атака на этом направлении. Её цель – заставить Россию отказаться от своих позиций и встать на «путь цивилизованной реституции». 

Недавно первый замглавы МИД РФ Владимир Титов в ответ на очередные демарши Берлина заявил, что Москва рассчитывает на встречные усилия по возвращению российских перемещенных ценностей и восстановлению уничтоженного Второй мировой войной культурного достояния РФ.

Вроде все так, суть заявления в общем-то ясна, но бросается в глаза, что сделано оно таким образом, будто МИД наш то ли тихо извиняется, то ли боится кого-то обидеть и почему-то называет очевидные вещи не своими именами.

Сверхделикатная фраза о нашем культурном достоянии, якобы «уничтоженном Второй мировой войной», а не фашистской Германией, не немецко-фашистскими захватчиками, как это принято в нашей историографии и документах той поры, поражает своим убожеством и инфантилизмом. И это в год 75-летия Победы.

Кстати, в этом году мы отметили еще одну дату - 25-летие моратория на возвращение Германии культурных ценностей, перемещенных в годы войны. Закон о реституции, принятый Госдумой на его основе, действует до сих пор.

В последнее время эта тема несколько утихла. Но в 90-е не сходила с информационных лент и страниц газет. Хотелось бы напомнить, как это было, давайте не будем забывать. 

                                           --------------------------------

Итак, в те годы я работал международным обозревателем «Известий» и данной темой занимался довольно плотно. Страшно вспомнить, но и в нашей газете было немало сторонников возвращения немцам их добра, попавшего к нам в качестве трофеев. Я отбивался от них, как мог.

Особенно на этом поприще отличались незнакомцы богемной наружности, все эти рентабельные романтики, журналисты без «корочки» или, как говаривал наш коллега Александр Васинский, «золотые перья со стальным напылением».

Они эпизодически появлялись у нас то ли по зову «свежей крови», то ли по блату, имея некие заслуги в области культуры и кандидатские диссертации. «Совковая Россия, - говорили они, - должна выполнить свой долг перед Западом и вернуть то, что украла из музеев Европы».

К моему горькому сожалению, их точка зрения преобладала в газете, взявшей на себя роль авангарда свободы слова и либеральной мысли после заварухи в августе 1991 г. А как же иначе? Приобщение к сообществу цивилизованных стран, укрепление основ демократии считалось главной задачей.

Ситуация осложнялась еще и тем, что немцы хорошо знали, где, что у нас лежит, в каких музеях и запасниках. Эрмитаж, Пушкинский музей, Исторический музей в 1996 г. выставили на всеобщее обозрение золото Трои, клад Приама, находки времён Меровингов, живопись средних веков из коллекций Карла Фридриха фон Сименса, Эдуарда фон дер Хайдта, Алисы Майер, других аристократических семей Германии...

Когда немецкий посол в Москве Эрнст-Йорг фон Штудниц увидел все это своими глазами, он ахнул. И тут же посыпались ноты с требованием «вернуть изъятое».
А сами ничего не делали для того, чтобы вернуть в Россию награбленные фашистами сокровища. И при этом ставили условие – или отдайте, что вывезли, или не надейтесь на кредиты и добрые отношения.


Правительство Ельцина, нуждавшееся в финансовой помощи Запада, боялось лишний раз открыть рот. Этим, конечно, пользовались сторонники интеграции в «мировое сообщество» и наседали на Кремль.


Гельмут Коль при каждой встрече с Ельциным не упускал возможности, чтобы затронуть пикантную тему и напомнить ему о кладе античного царя Приама, найденном Генрихом Шлиманом на раскопках Трои, и других «безделушках».

Сегодня при случае напоминает об этом и Ангела Меркель. Причем, нынешние немцы не видят разницы в том, что Германия – это страна агрессор, а Россия – жертва их агрессии.

С 1939 по 1944 г., писал я тогда в «Известиях», на оккупированных территориях Советского Союза немцы системно грабили музеи, замки, библиотеки, архивы и частные коллекции. 

Ставка райхсминистра Восточных территорий Альфреда Розенберга находилась на Унтер-ден-Линден в том здании, где ныне посольство Российской Федерации. Туда стекались все данные о добытых разбойным путем сокровищах.

Известно, что немцы - народ пунктуальный, они вели учет награбленному весьма аккуратно. Кроме Розенберга этим занималась зондеркоманда СС «Группа фон Кюнсберга», а также организация Аненербе, подчинявшаяся непосредственно Гиммлеру.

Есть записи, как осенью 1941 г. вторая рота группы Кюнсберга подчистую вывезла из Царского села содержимое дворца Екатерины II. Со стен были сняты китайские шелковые обои и золоченые резные украшения, наборный пол сложного рисунка увезли в разобранном виде, упаковав в ящики.

Из дворца Александра I вывезли старинную мебель, уникальную библиотеку 7000 томов на французском языке, а также 5000 старинных книг на русском языке. Зондеркоманда работала в Смоленске, Пскове, Новгороде, Ростове, Краснодаре, Ярославле. Все потом распределялось в Берлине по хранилищам и частным коллекциям. Некоторые вещи нашли в коллекции Геринга.

Многое из того, что вывезено из России, в марте 1942 г. было тогда показано на выставке в Берлине. Более 37 тысяч томов из дворцовых библиотек Царского Села и Гатчины, 69 тысяч географических карт, 75 тысяч наименований географической литературы.

После выставки все поделили между собой высшие чиновники третьего рейха. Заядлым коллекционером был Риббентроп. Тем не менее, судьба многих экспонатов, представленных на той выставке, до сих пор неизвестна.

Подавляющая часть вывезенных из Павловска, Пушкина, Петродворца артефактов до сих пор не вернулась на родину. По неполным данным, в списке потерь числится около 180 тысяч экспонатов.

С особым усердием мародеры бесчинствовали в русских монастырях и православных храмах. Они не только грабили, но и сознательно разрушали эти объекты, представлявшие, по их мнению, очаги духовной и культурной жизни народа.

В ноте наркома В.М. Молотова «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фашистских захватчиков в оккупированных советских районах и об ответственности германского правительства и командования за эти преступления» отмечалось, что «перед своим уходом в церковные здания немцы загоняли часть населения сожженных деревень, предавая огню церкви и запертых в них людей».

Эти факты изложены в докладе Постоянной комиссии по проведению открытых судебных процессов по наиболее важным делам бывших военнослужащих германской армии и немецких карательных органов, изобличённых в зверствах против советских граждан на временно оккупированной территории Советского Союза.

В пресс-службе Патриарха Московского и всея Руси мне выдали список потерь Русской православной церкви на оккупированных территориях во время войны. Надо отдать должное служителям церкви, у них в этом плане работа велась более тщательно, чем в министерстве культуры и других ведомствах, которые по долгу службы обязаны были этим заниматься.

Из них порой было слова не вытянуть. Не потому, что секретничали, с потому, что не знали. Полной информации не было, а были только списки отдельных музеев, картинных галерей и городских архивов. Единый свод претензий к Германии никто не составлял.

Россия оставалась единственной страной в мире, где нет полного списка культурных потерь. В 1943 г. специальная комиссия, созданная Сталиным, составила опись, но туда вошло все, что мы потеряли, - разрушенные города, сожженные деревни, фабрики, заводы, музеи и т. д.

В 1994 г. Москва передала Германии 3 тома претензий, где были указаны около 40 тысяч наименований только по двум музеям Санк-Петербурга и одного в Орле. На подходе были еще два тома – по Пскову, Новгороду, Ростову, Царскому Селу…

В декабре 1992 г. была создана Государственная комиссия по реституции культурных ценностей, которая занялась составлением сводного каталога. Потребовалось несколько лет, чтобы подготовить начальные списки.

Сегодня это 18 томов в 50 книгах, где содержатся более 1млн.177 тыс. наименований ценных предметов, вывезенных из России в Германию за четыре года войны.

Работа над составлением каталога ведется и в наши дни. А тогда я был благодарен коллегам из Даниловского монастыря за информацию, которую они мне дали, и которую убедительно использовал на страницах «Известий».


Борис Виноградов, из книги «Последняя седмица. Откровения позднего агностика»


Полный текст на сайте https://proza.ru/2020/02/25/2153

Цитаты

 

Дональд Трамп, президент США:

 

"Покажите мне человека без эго, и я покажу вам лузера."

 Борис Джонсон, премьер-министр Великобритании:

"Найдется ли сегодня кто-то при здравом уме, кто захочет присоединиться к ЕС "


Дмитрий Рогозин, генеральный директор "Роскосмоса" 

                                                                                                        

"Россия должна иметь свою орбитальную станцию"