Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Свидетельство Эл № ФС77-34276 007019
Email: info@bipmir.ru      
 
Яндекс.Погода

РЕКЛАМА

Звенят голубые мечи Майсена

Говорят, фарфор вышел из моды. Он якобы уже не роскошь, а средство производства, не «белое золото», а обычный ширпотреб, не предел мечтаний, а заурядная материя. Может, оно и так. На меня эти доводы трезвого ума и здравого рассудка не действуют. Ты оказываешься в плену неизъяснимого очарования и волшебной магии, когда ходишь по замку Альбрехтсбург в Майсене, бастионам Кёнигштайна или слушаешь вечерний звон в Фарфоровом павильоне Цвингера. Голос истории, отзвук былых времен, аромат минувшей эпохи…

В том же высокопарном духе изъясняется и гид, рисуя в воображении публики картины средневековья, где слились воедино легенды и реальность, правда и вымысел, сказания и быль. Если его послушать, то и впрямь начинаешь верить, что европейская история самый крутой поворот сделала именно в этой точке координат, где красавица Эльба, обогнув западный мыс Саксонской Швейцарии, течет прочь от скалы с нависающей башней в океан времен, в беспредельность. Было это якобы в 1708 году, когда здесь в казематах главного саксонского узилища Иоганн Бёттгер открыл тайну китайского фарфора.

Да, в наш прагматичный век интерес к фарфору утрачен. Майсен еще держит марку, еще идет в ряду мировых брендов, но в последние годы дела не ладятся. Товар с эмблемой в виде голубых скрещенных мечей залеживается, производство падает, убытки растут. В 1991 г. компания сменила вывеску и стала не народным предприятием (VEB), а «Staatliche Porzellan-Manufaktur Meissen GmbH», обществом с ограниченной ответственностью (по-нашему ООО). Единственный акционер – Свободное Государство Саксония.

Президент ООО Тиллльманн Блашке показывает финансовый отчет: в 2014 г. убытки - 19,2 млн. евро, в 2015 – 12,1, в 2016 – столько же. Спрашиваю, в чем причина - законы рынка, правила ЕС, глобализация, а может, санкции? Всего понемногу, но в этом что-то есть символичное, напоминающее закат Европы по Шпенглеру. Чтобы избежать банкротства, кто-то хочет запустить конвейер, отказаться от ручного труда, сделать упор на компьютеры и роботов. Но кому нужен мертвый шаблон вместо живого оригинала, говорят мастера. Что там впереди, неясно, позади - целая эпоха. 300 лет майсенский фарфор диктовал моду, сводил с ума, определяя вкусы, нравы и предпочтения. Его история не менее увлекательна, чем эпоха Просвещения.

Над тайной рецепта веками бились европейцы - от Марко Поло, прожившего в Китае 26 лет, до авантюристаФрансуа Ксавье д`Антреколля, который в конце XVII века под личиной миссионера Ордена иезуитов попал в Поднебесную и влез в доверие к «сынам неба». Вспомним и русских купцов – Афанасия Никитина, сибиряка Андрея Курсина, других искателей удачи. «Фарфоровая лихорадка» набирала силу, становясь причиной войн, заговоров и дворцовых интриг. Ходили слухи, будто звенящая посуда темнеет, если на нее попадает яд. Представляете, какая это была ценность. Достоинство знати измерялось суммой предметов в сервизе.

Прусский король Фридрих Вильгельм I выменял у своего друга, курфюрста Саксонии Августа Сильного 600 лихих драгун на коллекцию ваз. Людовик XIV не жалел денег на закупку «китайского чуда», а испанская королева Изабелла Католичка пуще глаза берегла чашку, которая стоила ей дороже пяти деревень. Она до сих пор хранится в сокровищнице Альказара в Кордове. Петр I заказывал в Китае посуду для Московского аптекарского приказа, а за помощь в войне со шведами Август Сильный подарил кофейный набор.

Любопытно: Иоганн Бёттгер, ученик берлинского аптекаря Цорна, был вовсе не гончаром, а алхимиком. Как и положено адепту Великого Делания, он посвятил себя высокому - поискам ответа на вечные вопросы: что от чего пошло и в чем суть вещей. Ошибаются те, кто считает алхимию лженаукой, источником суеверий и мракобесия. В конце концов, именно благодаря ей мы узнали, что такое серная, азотная и соляная кислоты, селитра, порох, «царская водка», многие лекарства.

Истоки надо искать в древнегреческой философии, халдейской астрологии, персидской магии. В Египте алхимические лаборатории размещались, в главном Храме жизни и смерти на территории Александрийской академии. Кажется, не было в мире ученого, которого бы не преследовали алхимии сны золотые. «Целомудренная блудница» соблазняла пытливые умы призраком философского камня, магического кристалла, эликсира молодости, формулой счастья, вибрационной материи, астрального бытия…

Иное дело, многие плохо кончали. Так, в 1709 г., пока Бёттгер сидел в Кёнигштайне и обжигал горшки, в Берлине был повешен его сподвижник – некто Каэтан, называвшийся графом Руджиеро. Этот сын неаполитанского крестьянина долгое время промышлял в Мюнхене, Вене и в городах Пруссии, показывая фокусы обращения свинца и ртути в желтый металл. Виселицу украсили мишурным золотом. Тем не менее, в Саксонии алхимия считалась «королевским искусством». Август превратил Дрезден в настоящую столицу алхимии.

По иронии судьбы с изобретением своего фарфора просвещенная Европа не избавилась от лихорадки, более того - ажиотаж перекинулся на Россию. В Петербург и Москву шло до 40% экспорта. По случаю бракосочетания великого князя Петра Федоровича и Софии-Фредерики Ангальт-Цербстской, будущей Екатерины II в Майсене изготовили сервиз из 1000 предметов с российским гербом и орденом Святого Андрея Первозванного.

В запасниках Эрмитажа хранятся богатые коллекции из собрания царской семьи, князей Юсуповых, купцов Строгановы, Демидовых, Фаберже. Самое крупное собрание в музее керамики в Кусково, принадлежало графу Шереметеву. Я уж не говорю о советских гражданах, которым доводилось бывать в ГДР. Они обязательно везли с собой «что-нибудь из Майсена».

Изобретателем русского фарфора стал Дмитрий Виноградов, друг Ломоносова, с которым они вернулись Марбурга, где «между прочими науками и художествами особливо изучали химию и горное дело». Когда Елизавета Петровна, спросила, кто из них явил усердие, указали на Виноградова. Его посадили на цепь в «Невской порцелиновой мануфактуре» и не выпускали до смертного часа. Умер от болезней и непосильного труда, не дождавшись ни благодарности, ни свободы. Похоронен на Спасо-Преображенском кладбище Санкт-Петербурга. Могила, за которой некому было ухаживать, затерялась еще в 18 веке. Завод стал называться Императорским, потом им. Ломоносова, сейчас это – Ленинградский фарфоровый, известный всем ЛФЗ.

Судьбы Иоганна Бёттгера и Дмитрия Виноградова схожи. Оба сделали великие открытия и умерли как колодники в возрасте 38 лет в нищете и забвении. В стенах Кёнигштайна слышен гул прошлого, будто с настоящим оно скованно одной цепью. Здесь бывали Пётр I и Наполеон Бонапарт, сидели за решеткой канцлер Николаус Крелль, анархист Михаил Бакунин, один из основателей СДПГ Август Бебель. Более широкие аналогии напрашиваются сами собой.

Вообще, путешествие по Эльбе – это путешествие во времени. По берегам расставлены вехи минувших дней. Река, словно нить Ариадны. В Дрездене русский след встречаешь на каждом шагу – от Петра Великого и Достоевского, Рахманинова и Цветаевой, до Путятина и Путина. Далее вверх по течению – Майсен с его мануфактурой, на которой написано: «Фрау Катукова спасла завод». Екатерина Сергеевна, вдова маршала бронетанковых войск М. Е. Кутакова и сейчас живет в Москве, пишет книги. Еще дальше – Торгау, где 25 апреля 1945 встретились войска союзников. Потом - Магдебург, обращавший в католичество славян к востоку от Священной Римской империи. Затем Гарц, гуляние в Вальпургиеву ночь на Броккене, как в «Фаусте» Гёте, погружение в тему…

В наши дни Дрезден называют «столицей» утра правых. Самая горячая тема. Именно здесь зародились «Альтернатива для Германии (AдГ), REGIDA и им подобные. Столица Саксонии имеет репутацию самого консервативного города ФРГ. Во времена ГДР Дрезден был единственным центром, лишенным западногерманского телевидения. Поэтому считается, что жители «долины несведущих» имеют узкий кругозор и психологию зашоренного провинциала. Они больше других подвержены страхам за свое будущее в условиях глобализации.

Главный раздражитель - миграционная политика Меркель. Нигде так часто не жгут казармы беженцев, как в Дрездене. Лидер АдГ 41-летняя Фрауке Петри родом отсюда и пользуется поддержкой чуть ли не половины сограждан. Мать четырех детей от первого брака, беременная пятым от второго мужа - Маркуса Претцелля, однопартийца, депутата Европарламента. Кстати, от АдГ в Страсбурге заседают два человека, вторая - Беатрикс фон Шторх. Правда, родом из Любека. Выступают за отмену санкций и признание Крыма частью РФ

Павел Виноградов,

журнал "Многополярный мир"

Цитаты

 

Дональд Трамп, президент США:

 

оворить о снятии санкций против России пока рано"

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ:

"Не вижу необходимости в разрыве дипотношений РФ с Украиной "

Владимир Жириновский - лидер партии ЛДПР

                                                                                                        

"Разгром Югославии - репетиция удара по России"